Вера Полозкова Медленный танец С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы - почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать - ну, бессмертить, увековечивать. Он ничейный и всехний - эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует - безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

Текст песни Вера Полозкова - его хочется так, что даже слегка подташнивает

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы — почти тигрица, обнимающая детеныша. Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие.

Роберт Рождественский Стих ревность читать текст онлайн: Игру нашли смешную, и не проходит дня — ревнуешь, ревнуешь, ревнуешь ты меня.

Биография[ править править вики-текст ] Родилась в Москве 5 марта года. Стихи пишет с 5 лет. Первую книгу опубликовала в 15 лет. Финалист поэтического СЛЭМа года. До апреля года работала в московском музее актуального искусства 4. Презентация книги состоялась в феврале года в московском музее актуального искусства 4. Йозефа Бойса совместно с Театром. Сначала партнёром по спектаклю был Михаил Калужский, затем спектакль на двоих стали играть Вера Полозкова и Арман Бекенов соавтор проекта.

Я слежу за тобой по картам. Я иду за тобой по стрелкам. Между строк, по чужим ухмылкам, По аккордам, по первым звукам — Я хожу за тобой по ссылкам, Я читаю тебя по буквам; Терпкой кожей своей барханьей, Ты ведь чуешь мое дыханье, Обжигающее затылок? Гасишь фары и дышишь тяжко? Позабыв, что твои маршруты — Все мои: Закольцованы, как в цепочке, И, как звенья, литы и жестки.

На тех, кто дикой ревностью простужен, На тех, кто без ума в Давай позовем ревность. Она близкая .. Вера Полозкова Слушать, не.

Все имеет, как правило, простые и прозаические причины, никакого Провидения, и, что самое, пожалуй, непереносимое — все не имеет никаких настоящих Финалов — ни трагических, ни счастливых, никаких, кончается скомканно и бесславно, или просто глупо, или перетекает во что-то другое; с этим труднее всего смириться, у нас в школе любили спрашивать про Главную Мысль Произведения — Лиза, если у произведения есть Главная Мысль, это ужасная хуйня, а не произведение.

Все должно кончаться как-то по-дурацки, или недоумением, или странно — тогда будет как в жизни; никаких хэппи-эндов, никаких десяти трупов, все это беллетристика, Лиза. Прежде всего, ничего не кончается, пока не умер, да и потом, мне кажется, много всего интересного. И еще — нет никакого конечного Счастья и Благоденствия. Лиза, это самое ужасное. Но ничего не происходит Крышесносящего, Лиза, а мы ж не можем без этого.

Ссоры, примирения, секс по большим праздникам — брр, Лиза, жуткое дело.

поэт Вера Полозкова

Интересное, на мой взгляд, интервью с Верой Полозковой. Девушка между тем совсем непафосна и иронична. Предложению поговорить о мужчинах в честь 23 февраля Вера слегка изумилась, но рассказала, что думает, корреспонденту"Недели" Дарье Варламовой - с энтузиазмом, эмоционально, то и дело иллюстрируя свои слова смешными сценками в лицах. Вы недавно написали в ЖЖ, что вам нравятся красавчики типа актера Василия Степанова Максим из фильма"Обитаемый остров"

а здесь мы закопаем боль,ненависть,ревность,обиды. да,прямо тут рядом с протухшей рыбой. контейнерами,жуткой вонью и дохлыми.

Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество. Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать — ну, бессмертить, увековечивать. Он ничейный и всехний — эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания.

Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует — безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия. Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала. Она всхлипывает — прости, что-то перенервничала.

Поэт Вера Полозкова: «Весь этот ад обязательно закончится»

Ночь с 13 на 14 октября года. Губы плавя в такой ухмылке, Что на зависть и королю, Он наколет на кончик вилки Мое трепетное"люблю". И с лукавством в медовом взоре Вкус божественным наречет. И графу о моем позоре Ему тоже запишут в счет.

Философские цитаты и афоризмы про ревность, стр. 4. ревность всегда глупа: она возникает или слишком рано, или слишком Вера Полозкова.

Поэтесса и актриса Вера Полозкова пишет стихи с пяти лет. Первая книга была опубликована тиражом в экземпляров, когда Вере было всего Маленькая девочка с широко распахнутыми карими глазами и глубокими, несколько депрессивными стихами покорила сердца россиян. Сейчас Полозковой 29 лет, и ее, безусловно, можно считать самой популярной поэтессой в стране. Вера неизменно собирает полные залы, причем публика ее очень разнообразна — от школьниц, которые находят в стихах Полозковой отражение своих проблем и переживаний, до взрослых и состоявшихся людей, помнящих поэтессу совсем юной и с интересом наблюдающих за ее творческим ростом и развитием.

Вера - одна из самых ярких звезд русской блогосферы. Она не только поэт и актриса, но и лидер собственной рок-банды.

Стихи Веры Полозковой разных лет

Господь слепил меня из воска На горле у меня полоска И я буду жить, я буду Беспечной куколкой вуду Когда в мое сердце входит игла В чьих-то глазах наступает мгла Когда мне под веки вгоняют спицы Кому-то еще на земле не спится Когда меня дергают за язык В чужой гортани рождается крик Так некстати вернулась боль, и теперь я кругом вижу багровые хризантемы с чернильными листьями, они дарят мне ночь среди бела дня. Час от часу взрываюсь слезами - горе-то какое!

Наверное, все мы - куколки вуду, разный воск лили в ту же посуду, и вот теперь хризантемы повсюду, они от меня застилают небо; боль вместо воды мне и вместо хлеба, боль на завтрак, боль на обед и ужас, чур меня, нет. Я маленький голем в рваных колготах, слова мои в глотке пенятся рвотой, застревают битыми кирпичами, я разговариваю ночами, кто бы только за мной записывал.

Утром, очнувшись, глазами кислыми глажу-ласкаю-белю потолок, силюсь припомнить хотя бы слог, выковырять хоть один осколок. Голод мой колок, как горсть иголок, но боль на завтрак, обед, и полог багровый из хризантем:

Вера Полозкова, Александр Тимофеевский, Виктор Ерофеев, Авдотья .. У моего сына сейчас девочка, и у меня нет никой ревности.

Запереть меня в дальней из комнат Своей памяти и, не браня, Не виня, позабыть и не вспомнить. Только я не из тех, что сидят по углам В ожидании тщетном великого часа, Когда ты соизволишь вернуться к ним - там, Где оставил. Темна и безлика их масса, - Ни одной не приблизиться к главным ролям. Я не этой породы. В моих волосах Беспокойный и свежий, безумствует ветер, Ты узнаешь мой голос в других голосах - Он свободен и дерзок, он звучен и светел, У меня в жилах пламя течет, а не кровь, Закипая в зрачках обжигающим соком.

Я остра, так и знай - быть не надо пророком, Чтоб понять, что стреляю я в глаз, а не в бровь. Ты мне нравишься, Мастер: Эта пьеса - судьба твоя; что ж, выбирай - Если хочешь, я буду твоей Маргаритой

Автор: Вера Полозкова

Запереть меня в дальней из комнат Своей памяти и, не браня, Не виня, позабыть и не вспомнить. Только я не из тех, что сидят по углам В ожидании тщетном великого часа, Когда ты соизволишь вернуться к ним - там, Где оставил. Темна и безлика их масса, - Ни одной не приблизиться к главным ролям. Я не этой породы. В моих волосах Беспокойный и свежий, безумствует ветер, Ты узнаешь мой голос в других голосах - Он свободен и дерзок, он звучен и светел, У меня в жилах пламя течет, а не кровь, Закипая в зрачках обжигающим соком.

Я остра, так и знай - быть не надо пророком, Чтоб понять, что стреляю я в глаз, а не в бровь.

Только ревность мою репейником не отпускает стук. Я бываю и зол, и весел (ревновать - презабавный труд). Вера Полозкова.

Что еще тебе рассказать? Надо жить у моря, мама, надо делать, что нравится, и по возможности ничего не усложнять; это ведь только вопрос выбора, мама: И даже если не получится — изобрести другой способ и попробовать снова? Раз уж ты все равно думаешь об этом днями напролет? Быть гордым и обойденным судьбой, Никто-Меня-Не-Любит — или глубоко вдохнуть и попросить о помощи, когда нужна, - и получить помощь, что самое невероятное? Двадцать лет убиваться по ушедшей любви — или собрать волю в кулак, позволить себе заново доверяться, открываться, завязать отношения и быть счастливым?

Во втором гораздо больше доблести, на мой взгляд, чем в первом, для первого вообще не требуется никаких душевных усилий. Прочитать про себя мерзость и расстроиться на неделю — или пожать плечами и подумать, как тебе искренне жаль написавшего? Страдать и считать, что мир это дрянная шутка Архитектора Матрицы, тыкать в свои шрамы как в ордена, грустно иронизировать насчет безнадежности своего положения — или начать признаваться себе в том, что вкусное — вкусно, теплое — согревает, красивое — заставляет глаз ликовать, хорошие — улыбаются, щедрые — готовы делиться, а не все это вместе издевка небесная, еще один способ тебя унизить?

Господи, это так просто, мама, от этого такое хмельное ощущение всемогущества — не понимаю, почему это не всем так очевидно, как мне; все на свете просто вопрос выбора, не более того; не существует никаких заданностей, предопределенностей, недостижимых вершин; ты сам себе гвоздь в сапоге и дурная примета; это ты выбрал быть жалким, никчемным и одиноким — или счастливым и нужным, никто за тебя не решил, никто не способен за тебя решить, если ты против.

Если тебе удобнее думать так, чтобы ничего не предпринимать — живи как жил, только не смей жаловаться на обстоятельства — в мире, где люди покоряют Эвересты, записывают мультиплатиновые диски и берут осадой самых неприступных красавиц, будучи безвестными очкастыми клерками — у тебя нет права говорить, будто что-то даже в теории невозможно. Да, для этого нужно иметь волю — нужно всего-то выбрать и быть верным своему выбору до конца; только-то.

Вселенная гибкий и чуткий материал, из нее можно слепить хоть Пьяцца Маттеи, хоть район Солнцево — ты единственный, кто должен выбрать, что лепить. Я считала, что это с любыми материальными вещами работает, только не с людьми; хочешь денег — будут, славы — обрушится, путешествий — только назначь маршрут; но события последних недель доказывают, мама, что с людьми такая же история, будь они трижды холодными скалами, колючими звездами — просто перестань считать их колючими звездами и один раз поговори, как с самим собой, живым, теплым и перепуганным — вот удивишься, как все изменится.

Новое в блогах

И я постою в кабине, пока в виске Не стихнет пальба невидимых эскадрилий. Счастливая, словно старый полковник Фрилей, Который и умер — с трубкой в одной руке. Встречаемся, опрокидываем по три И ты говоришь — горжусь тобой, Полозкова! И — нет, ничего не дергаётся внутри.

Вера Полозкова скоро вновь станет мамой. Вера Полозкова с сыном Леонид Кмит: патологическая ревность и тяжелый характер.

Он не любит ее, наверное, с января еще — но томим виноватой нежностью старшеклассника. Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая. И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота — остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится — и до вечера будет маяться отчего-то. Если вы нали ошибку в тексте, вы можете ее исправить.

Полозкова, Вера Николаевна

Как оступишься в биографию — сразу жуть, Сколько предписаний выполнить надлежит. Нет, я мудрый ящер, живущий среди пещер. Иногда я склоняюсь к спящему под плащом И пою ему на ухо: У меня в гостях Вера Полозкова, поэтесса. Я ужасно рада и польщена.

Моя любимая Вера Полозкова написала стихотворение: знаешь, если искать врага - обретаешь его в любом. вот, пожалуй, спроси меня - мне никто не.

Не целуй меня в глаза, Ты же знаешь - ведь это к расставанью! Я не знаю, что сказать. Словно сил во мне на одно дыханье! Что ты выберешь сейчас - Станешь ли моим на целый час Или убьёшь молчаньем? Нож я подарю тебе - ты выиграл пари! Ты так хотел побед - так забирай свой приз! Нож я подарю тебе - ты выиграл, бери. Теперь он вечно будет у тебя внутри, И ты поймёшь Поселилась в душу мне ревность серая и сидит занозой.

Что ни делаю - пропади оно всё!